Тюменца, опекающего отца-инвалида, военкомат тайно признал умственно отсталым.

12 ноября 2018

Непризывная болезнь.
Тюменца, опекающего отца-инвалида, военкомат тайно признал умственно отсталым.

Житель Тюмени 25-летний Сергей Осколков три года пытается добиться отсрочки от армии, потому что является опекуном собственного недееспособного отца, пережившего инсульт. Дело дошло до Верховного суда. Но уже этим летом, проходя в военкомате очередную медкомиссию, Сергей неожиданно обнаружил, что оказался в списке стоящих на психиатрическом учете с предварительным диагнозом «Умственная отсталость легкой степени». Откуда взялся диагноз и почему военкомат пытался призвать его на службу все это время — разбирался корреспондент Znak.com. Документы есть в распоряжении редакции.

Без отсрочки
Сергей Осколков в 20 лет стал опекуном собственного отца Василия, инвалида первой группы, который после инсульта почти потерял речь (говорит только пять слов), страдает эпилепсией и приступами агрессии. Все это, утверждает Сергей — осложнения после инсульта. Дома мужчина способен передвигаться, опираясь на стену, а на улице гуляет только с помощью сына.

«В 2012 году у отца случился инсульт, он месяц лежал в больнице. До инсульта он, инвалид третьей группы, 10 лет бегал по врачам, жалуясь на здоровье. Врачи ничего у него не находили, утверждая, что отец здоров. В 2013 году оформили опекунство на меня, поскольку мать и сестра физически не справятся с его приступами. Чтобы получить опеку, я проходил и психиатрическое обследование. Был признан здоровым», — рассказал Znak.com Сергей Осколков.

С 2015 года призывник пытается получить отсрочку от армии. У него на руках — справка об инвалидности отца, решение суда о признании Василия Осколкова недееспособным и приказ департамента соцразвития Тюменской области о назначении Сергея Осколкова опекуном. Однако военкомат, ссылаясь на закон о воинской обязанности, отказывает заявителю. Позиция армии такая: в семье есть другие совершеннолетние дееспособные родственники, которые могут ухаживать за мужчиной — это его жена и дочь, сестра Сергея. «Мне в качестве альтернативы предлагали по возможности подыскать часть рядом с Тюменью. Но это режимный объект. И случись что, меня оттуда по первому требованию не выпустят», — рассказывает Сергей.

Адвокат призывника Ксения Кротких в беседе с корреспондентом Znak.com заявила, что если Осколкова призовут в армию, следить за его отцом по факту будет некому. Его жена сама страдает тяжелыми болезнями, ограничена в самообслуживании, и за ней Сергей тоже периодически ухаживает. У сестры Сергея два ребенка, мужа нет. Один ребенок — инвалид, тоже нуждается в постоянной реабилитации и организации обучения, периодически мать возит его в санаторий, и тогда второй ребенок остается на попечении Сергея.

Если Осколков уйдет в армию, то специальная комиссия будет месяц определять, как опекать его отца и кому. Эти услуги к тому же не будут бесплатными, и закон не регламентирует, как часто больной может рассчитывать на помощь сиделки.

«Вариант поселить отца в дом престарелых на время службы тоже маловероятен: у подопечного эпилепсия», — утверждает юрист.

Несколько раз военкомат присылал призывнику повестки на отправку в войска, однако Сергей обжаловал их в Ленинском районном суде, затем в Тюменском областном суде (апелляция). Во всех случаях суды вставали на сторону военкомата.

После этого военком Ленинского округа Тюмени Андрей Никулин, утверждает Осколков, дважды угрожал ему, что напишет заявление в СКР на него как на уклониста, если тот еще раз подаст в суд. В итоге копия заявления в СКР была подшита к его личному делу, но следователи с Осколковым так и не связались.

Вместе с юристом Сергей подготовил и подал 23 июля кассационную жалобу в Верховный суд. В тексте жалобы (копия есть в распоряжении редакции) отмечается, что закон не обязывает совершеннолетних дееспособных родственников ухаживать за недееспособным человеком, а единственным законным опекуном является сам Осколков. Без него отец может умереть, поскольку не способен ухаживать сам за собой.

Внезапная «отсталость»
В конце июня этого года, проходя очередную медкомиссию по повестке, Осколков нашел себя в списке состоящих на психиатрическом учете с диагнозом «Умственная отсталость легкой степени». «Психиатр показала список: там мои фамилия, дата рождения, место жительства, диагноз и печать психоневрологического диспансера на Червишевском тракте», — говорит Осколков.

По его словам, сотрудники диспансера выдали призывнику дубликат медкарты, в которой «были только ФИО и код диагноза», а старую карту, которую медработники завели в 2012 году, когда он проходил обследование, чтобы оформить опекунство над отцом, и был признан психически здоровым, «не нашли».

«Это непризывная болезнь. Отсюда следует вопрос: они три года пытались призвать в армию умственно отсталого человека. И не смогли. Что можно сказать об их умственных способностях?» — шутит Сергей Осколков.

Сейчас призывник проходит повторное обследование и рассчитывает получить заключение врачебной комиссии в октябре. «Если диагноз подтвердится, то Осколков уже будет признан недееспособным и лишится опекунства, не сможет обращаться в суд за защитой. И мы естественно будем оспаривать такое заключение в суде. Теоретически это возможно, но при известной лояльности медработников друг к другу вероятность того, что эксперты не согласятся с мнением врачей, поставивших диагноз, минимальна», — заключила адвокат.

В военкомате Ленинского округа Тюмени отказались от комментариев и предложили обратиться в военкомат Тюменской области. В областном военном комиссариате корреспонденту Znak.com предложили отправить письменный запрос почтой.

В пресс-службе департамента здравоохранения Тюменской области корреспонденту Znak.com не смогли прокомментировать ситуацию, ссылаясь на то, что Осколков не давал письменного согласия депздраву на разглашение медицинских сведений о нем.

Источник: znak.com